На сайте круглосуточно и без выходных работает БИБЛИОТЕКА, где можно скачать интересные книги бесплатно, без SMS и регистрации. ЗАХОДИТЕ! И не забывайте нажимать на "соцкнопочки". Они справа!

Форма входа



ОХОТНИК ЗА СЛОВАМИ

 
Исход для всех одинаков. Это десятилетиями истлевающие останки, укрытые скромным могильным холмиком или помпезным памятником. Или же это горстка пепла, собранная в урну и замурованная в стене колумбария либо в небольшой семейной могилке на четыре урны.  Но кто же придёт к ним «кудри наклонять и плакать?» Почему мы частенько задумываемся о том, будут нас помнить или нет? Неужели мы подсознательно чувствуем, что существование земное не конечно, что есть что-то иное и за гранью? И так уж важно ли то, что мы оставляем после себя — дела, потомков. 
 
Очевидно, это очень важно для нас, иначе мы не задумывались о вечности, которая была, есть и пребудет. 
Может быть, это возрастная черта, когда понимаешь, что осталось-то гораздо меньше, чем прожито; когда ночью во время бессонницы начинаешь прикидывать — сколько именно осталось; когда начинаешь понимать — сделано-то гораздо меньше того, что можно было сделать, что время необратимо, а прошлого не вернёшь. 
Может быть, именно поэтому начинаешь присматриваться к тем, кто тихо, незаметно, упорно делает своё дело, фанатично предан ему, отвергая всё, что мешает. И тут можно только позавидовать ему. 
 
Есть люди, которые всю жизнь посвящают чему-нибудь одному. Для них — это великая цель, и добиваются они своего с невероятным упорством, чаще всего без лозунгов и афиширования. И достигают этой цели, порой идя даже на материальные лишения, ведя аскетический образ жизни. Однако зачастую все, кажется, было сделано впустую. И цель достигнута, и дело сделано, но не реализовано. Но это только со стороны кажется. Для того же, кто к этой цели стремился, она достигнута. Ведь он сделал то, что планировал, а дальше пусть судят потомки. К сожалению, формула «история всё поставит на свои места» очень часто просто не срабатывает. И все старания работника пропадают втуне. И только много времени спустя выясняется, что такую-то машину изобрёл не он, а совсем другой, и закон физики открыл не он, а какой-нибудь Паскаль. 
 
Но обо всём по порядку… 
 
В середине 1980-х годов в издательстве «Советская энциклопедия» созрело решение начать издание настоящей охотничьей энциклопедии. Это вызвало небывалый энтузиазм у пишущей охотничьей братии и не только. Идея носилась в воздухе давно, и вот уже обрела реальные очертания! У охотников тоже будет своя энциклопедия! 
До того времени энциклопедии или толкового словаря охотников не издавалось. Маленькие словари охотничьих терминов иногда появлялись с бóльшими или меньшими перерывами, в разных, больших и малых справочниках, в журнале «Охота и охотничье хозяйство». Было совершенно естественным, что «Советская энциклопедия» обратилась в первую очередь именно к его авторам с предложением участвовать в работе над намечавшимся изданием. 
 
Мне довелось присутствовать на одном из первых заседаний редакционной коллегии как будущему автору. Собралось довольно много народа. Всё именитые охотоведы, авторы многих книг и руководств по охоте. Одним словом — знатоки, корифеи! 
Среди них был старенький уже, небольшого росточка, опрятно одетый человек — Владимир Георгиевич Холостов. Пришёл он на заседание в сопровождении своего сына Юрия, крепкого, атлетически сложенного молодого мужчины, который нёс объёмистый рюкзак. Как потом выяснилось, в нём находились разные справочные издания и рукописные тома «Словаря охотника», главного труда Владимира Георгиевича — снимок в начале этого очерка. Вот об этом труде в основном и пойдёт речь. 
 
Мне довелось с ним работать, как говорится, бок о бок пять лет в редакции журнала «Охота и охотничье хозяйство» (1965-1970 гг.). Он всегда был чрезвычайно скромным и абсолютно неконфликтным человеком. Необыкновенный аккуратист, превосходный редактор и великолепный знаток русского языка он много мне дал в смысле редакторской работы. Да и вообще у меня с ним установились добрые доверительные отношения. Однако в свой внутренний мир, как я понял, он допускал далеко не всякого. Жил он, видимо, более чем скромно. Большая часть заработка уходила у него на редкие охотничьи книги. 
 
В моём понимании Владимир Георгиевич не был настоящим охотником. Не ездил с нами на охоту никогда. Да и ружья у него, по всей вероятности, не было. 
 
Но охотничья жилка в нём всё-таки была, и он охотился… за словом. Слово было его трофеем! 
 
В.Г. Холостов, коренной москвич, родился в 1909 году и умер в 1991 году в Москве. Очень скупую биографическую справку можно прочитать в книге Н.К. Носковой «Охотники о природе и охоте» («Эра»,2004 г.). «…Человек больших познаний в различных областях охоты, особенно — истории охоты в России и Германии (владел немецким языком). Автор статей и очерков в газетах и журналах: «Боец-охотник», «Сибирские огни», «Охота и охотничье хозяйство», «Лесная новь»; в альманахах: «Рыболов-спортсмен», «Лесной календарь» и др. Участвовал в подготовке фундаментальных книг — «Настольная книга охотника-спортсмена», «Справочник охотника», подготовил к печати «Словарь охотника» (частично публиковался в 1972 г. и в 1985 г. — в соавторстве с Н.Ф.Реймерсом). Начинал трудовой путь в 1925 г. рабочим-красильщиком на кожевенном заводе в Люберцах. Далее — экономист в «Энергоцентре», переводчик в В/О «Сталь», экономист в Институте химического машиностроения, на Московском велозаводе, в Гипрогазе. По окончании финансового отделения Института повышения квалификации руководящих работников (1938) был начальником сектора финансов одного из промышленных наркоматов. Первое стихотворение «Тяга» напечатано в 1930 г. в журн. «Охотник и рыбак Сибири». В 1940 г. стал литературным консультантом журнала «Боец-охотник». Во время войны руководил разведкой дивизии на Прибалтийском фронте. После войны работал в Главохоте РСФСР (начальник отделения научно-исследовательских работ и издательства), начальником планово-финансового отделения в Художественном фонде СССР, старшим инструктором по издательской работе в ЦС Всеармейского охотничьего общества. С 1956 г. до ухода на пенсию — старший редактор журн. «Охота и охотничье хозяйство». В 1964-91 гг. был членом редколлегии альманаха «Охотничьи просторы». До последних дней жизни писал книгу об истории русской охоты». 
 
Время работы в журнале «Охота и охотничье хозяйство» было, вероятно, самым плодотворным в работе над созданием Словаря охотника. 
Тогда же вышел из печати его небольшой «Словарь охотника» — крохотная частичка главного труда всей жизни. Кстати, скачать Словарь можно ЗДЕСЬ. При этом В.Г. Холостов значится в нём не как автор, а всего лишь составитель. Словно бы и не только его этот труд, а были и ещё какие-то авторы. Очень примечательна вступительная статья Владимира Георгиевича. Она характеризует величину скромности самого автора, который фактически отказывается от авторства для того лишь, чтобы его труд увидел свет. Стоит привести её полностью. 
 
«Обширная охотничья лексика включает немало спортивных, научных, охотоведческих и традиционных охотничьих терминов, не всегда понятных современному, особенно начинающему, охотнику-любителю. На огромных территориях — в Сибири, среднеазиатских республиках, на Дальнем Востоке и севере СССР распространены свои, зональные, названия охотничье-промысловых птиц и зверей, названия, подчас способные поставить в тупик даже наиболее искушённых природоведов. Особая «профессиональная» терминология бытует в охотничьем собаководстве, среди оружиеведов и спортсменов-стендовиков. Несомненную лингвистическую ценность представляет собой выработанная на протяжении столетий, полная метких, образных слов и покликов, но, к сожалению, забывающаяся терминология приверженцев удалой псовой охоты. Знакомство с этими яркими россыпями охотничьей речи должно быть достоянием не только «последних из могикан», но и каждого культурного охотника наших дней». 
Человек огромных познаний в различных областях охоты, глубочайший знаток истории охоты в России и Германии (Владимир Георгиевич отлично владел немецким языком), Холостов был, прежде всего, настоящим русским интеллигентом — таким, каких, к сожалению, осталось теперь совсем немного. 
 
Он один создал больше, чем многолюдные коллективы, целые учреждения. Сотворить «Словарь охотника» с несколькими тысячами терминов (двести авторских листов!) — труд неимоверный. И всё-таки Владимир Георгиевич Холостов довёл его до конца, совершив тем самым настоящий подвиг. Невозможно поверить, что эту работу выполнил один человек. На создание «Словаря охотника» ушло четыре десятилетия, то есть большая часть творческой жизни этого замечательного человека. 
 
Одного этого было бы достаточно, чтобы Владимир Георгиевич вошёл в историю русской охотничьей литературы. Но ведь им выполнена и другая работа, меньшая по масштабу, но не менее значительная по результатам. Всю жизнь В.Г Холостов с поразительным упорством и целеустремлённостью стремился восстановить историю русской охоты. И уже в 1956 году книга «История охоты в России» была завершена. Но ни тот, ни другой труд не могли быть опубликованы в тоталитарном государстве, в котором жили и действовали по строго определённым правилам, мыслили утверждёнными категориями. Представления о том, как делать охотничий словарь, у В.Г. Холостова и государственных издательств явно не совпадали. А говорить об издании «Истории охоты» в нашем Отечестве вообще не приходилось: при слове «Россия» у власть имущих принято было морщиться. 
 
Почему-то считается, что такую работу может проделать только коллектив авторов, специалистов в какой-нибудь конкретной и узкой области знания. Именной, так сказать, фирменный словарь один человек создать не может. При этом совершенно забываем, что уже несколько толковых словарей создано одним автором. Это, конечно «Толковый словарь живого великорусского языка», составленный В.И. Далем. Действительно, труд его был титанический, и мы до сего времени обращаемся к нему. Должен был появиться и тот человек, которому было бы под силу создать нечто подобное, но для охотников. И такой человек появился. Это и был В.Г. Холостов. 
 
Для того чтобы заниматься таким делом, надо, прежде всего, быть одержимым этой идеей, идеей создания охотничьего толкового словаря. Именно словаря, а не энциклопедии. А в чём же отличие толкового словаря от энциклопедии? Энциклопедия — это научное справочное издание, дающий систематический свод знаний либо совокупность сведений в одной какой-либо отрасли знаний. Другим словом, энциклопедия даёт расширенное научное объяснение какому-либо понятию или явлению. Задачи словаря более просты — дать толкование какому-либо слову. Естественно толкование это должно быть обоснованным и точным. То есть словарь, по определению В.И. Даля есть «сборник слов, речений какого-либо языка, с толкованием либо переводом». Нет сомнений в том, что охотничий язык существует как часть языка вообще. Есть морской язык, изобилующий собственными терминами, которые в обыденной речи не употребляются. Всем известно, что существует так называемая «блатная феня». Однако думаю, что мало кто знает, что это такое и откуда произошло это слово. По В.И. Далю слово это происходит от офень, разносчиков и продавцов товара, да и сама особенная их речь, непонятная для непосвящённых. 
 
Многих слов, которые входят в словарь В.Г. Холостова, нет даже в охотничьей энциклопедии «Русская охота». О ней я упоминал в самом начале. Более того, их нет и в словаре В.И. Даля, хотя слова эти, несомненно, существовали и в его время. 
 
Некоторые термины в Словаре В.Г. Холостова (здесь и далее, чтобы не повторяться, я буду именовать охотничий словарь Холостова одним словом — Словарь — и с прописной буквы, он этого заслуживает) даже могут вызвать подозрение, что их придумал сам автор. Даже если это и так, это не только не умаляет достоинств и автора и Словаря, а наоборот увеличивают ценность этого труда, придаёт ему черты настоящей индивидуальности. Ведь каждое произведение несёт в себе отпечаток личности автора, и этим он интересен. Например, слово будкий, то есть осторожный, как его трактует Словарь. 
 
Словарь составлен с отступлениями от общепринятых правил составления словарей и энциклопедий. Слова, термины в них должны приводиться в именительном падеже, а если присутствует пара «существительное-прилагательное», то сначала ставится существительное, а затем прилагательное. Владимир Георгиевич пошёл, как говорится, своим путём. Его словарь в большой степени можно назвать словарём фразеологическим. В охотничьем языке существует большое количество выражений со словами, которые уже стали неразрывными. Например, работа на коготок. Так называют работу вежливой лайки по птице или пушному зверьку, когда она не бросается с азартом на ствол дерева и ломает нижние сучья, а только редко взлаивает, а когда подойдёт охотник, только легонько царапает кору, чтобы дичь шевельнулась в кроне и показала себя охотнику. Или голубая чернеть, горячий след (не след горячий!), дальнее чутьё. С формальной точки зрения надо было бы сначала поставить слово «чутьё», а уж потом развернуть его более широко, потому что чутьё у собаки может быть и дальним, и коротким, и нижним, и верхним. Однако автор сознательно не разрывает эти два слова, а даёт для каждого вида чутья свою статью. И это правильно. Или, например, такие как «Тропа», «Окрас» или «Пороша». В них упоминаются и более детализированные, что ли, понятия — мёртвая пороша или белая тропа. Это устоявшиеся понятия, отложившиеся в лексиконе охотников. Вот тут-то и проявилась авторская индивидуальность. Что даёт мне право назвать этот словарь «Словарём охотничьих слов и выражений В.Г. Холостова». Говорят же — «Словарь живого великорусского языка В.И. Даля» 
 
Отдана и дань советскому времени. «Словарь охотника», изданный в 1972 году издательством «Физкультура и спорт», это малюсенькая часть гигантского труда. Он содержит всего немногим более тысячи терминов. Среди них даже можно встретить такое понятие как «Дополнительный отпуск охотнику» с подробными сведениями по этому вопросу. Однако это скорее принадлежность энциклопедии, чем толкового словаря. Но пришлось автору вставить эту статью в свой труд по настоянию редакции. Разве можно было упустить такое важное понятие как дополнительный отпуск охотнику. 
 
Вообще охотничий язык богат совершенно неожиданными словами. Вот в эскимосском языке нет слова снег. Для каждого его состояния, вида есть своё слово, а обобщающего нет. Так для неохотника всякое приучение собаки к охоте есть натаска. Для охотника же всё не так. Борзых и норных — притравливают, лаек — нахаживают, гончих — наганивают, и только легавых, спаниелей и других подружейных — натаскивают
 
Некоторые слова, которые имеются в Словаре Холостова, отсутствуют в упоминавшейся энциклопедии «Русская охота» именно потому, что они, как бы это правильнее выразиться, слишком охотничьи что ли. 
 
Энциклопедия всегда безлика. Слишком много авторов принимают участие в её составлении, слишком много редакторов потом правят текст, нивелируя его до «блеска». Вероятно, так и должно быть. Статьи энциклопедии не должны отвлекать читателя, пользователя от сути текста на какие-нибудь авторские особенности стиля. Но тем и хорош и замечателен «Словарь живого великорусского языка», что его составил один единственный автор, великий Владимир Иванович Даль. Если вы обратите внимание, все последующие толковые словари, изданные в советский период, хоть и выходили под именем одного, максимум двух авторов, так же безлики, как и большинство энциклопедий и энциклопедических словарей. На этих авторов работали целые коллективы институтов и лабораторий. 
 
Я и сам испытал это на себе, когда участвовал в составлении статей для будущей охотничьей энциклопедии. По разработанному мной (так же как и другими авторами) словнику, я писал короткие статьи и передавал в редакцию, которая собственно и занималась составлением энциклопедии. Там, в редакции, эти статьи правились так, что все становились одинаковыми, словно их писал один автор. Вероятно, энциклопедия и должна так составляться, потому что разнобой в стиле написания не соответствовал бы тому, какую цель преследует энциклопедия. Автор, специалист в своей области знаний, должен дать короткую, но совершенно точную справку о том слове или понятии, о котором пишет. Дело редактора довести текст до кондиций соответствующих стандарту, по которому составляется энциклопедия.
 
Именно сегодня нужны настоящие словари, потому что началось воинствующее наступление безграмотности и канцелярита. Это относится и к прессе, и к рекламе, и к книгам, и к различного рода ведомственным инструкциям, в изобилии развешанных и расклеенных в общественных местах. 
 
В 2009 году исполнилось 100 лет со дня рождения Владимира Георгиевича Холостова. Для родных и тех, кто его хорошо знал — это знаменательное событие. Но даже к этой знаменательной дате так и не вышел в свет главный труд его жизни — «СЛОВАРЬ ОХОТНИЧЬИХ СЛОВ И ВЫРАЖЕНИЙ». Найдётся ли тот, кто поспособствует выходу в свет этого уникального творения одного человека?
 
 
В.Г. Холостов (справа) и Д.П. Зуев на праздновании 10-летнего юбилея 
журнала «Охота и охотничье хозяйство». Московский Дом учёных. 1965 г.
 
"Словарь охотника" В.Г. Холостова (изд-во ФиС) можно скачать здесь.
 

Поиск

Статистика