На сайте круглосуточно и без выходных работает БИБЛИОТЕКА, где можно скачать интересные книги бесплатно, без SMS и регистрации. ЗАХОДИТЕ! И не забывайте нажимать на "соцкнопочки". Они справа!

Форма входа



ОЛЕНИ-1

 
МАРАЛ.  ИЗЮБРЬ. ГЕРАКЛОВА ТРУБА. АЛТАЙСКАЯ ДУДКА-АБЫРГЫ.
ТРУБА ИЗ БЕРЁСТЫ.  ГОРЛЯНКА.  ГОЛОСА ОЛЕНЕЙ ВО ВРЕМЯ ГОНА.  
 
 
В России распространены несколько видов оленей. Это подвиды благородного (европейский, кавказский, бухарский и, возможно, другие, выделяемые систематиками в отдельные подвиды, а также «восточные» — марал и изюбрь), пятнистый олень, лось, косуля (европейский и сибирский подвиды), северный олень, кабарга. Из них с подманиванием охотятся, как я уже сказал, на европейского (может быть, и на кавказского и на бухарского) оленя, на марала и изюбря, на лося и косулю. Причём на последний вид охота с манком практикуется в основном в Западной Европе, хотя когда-то была широко распространена в Сибири, где охотились на самок косуль, привлекая криком косулёнка. 

Европейский олень

Первый раз гон этого крупного зверя я наблюдал в Беловежской Пуще. Призывной рёв крупного, в расцвете сил самца просто потрясает. Невозможно передать то ощущение, когда в предутренней темноте древнего леса начинает свою песню этот зверь. Я даже подходил в темноте очень близко, хотя и не умел ещё пользоваться вабой. Через несколько дней я попытался это сделать, усиливая свой голос с помощью обыкновенного семилинейного лампового стекла (кстати, чаще всего употребляемого вабильщиками) от керосиновой лампы. Мне удавалось вызвать ответный рёв, но не более — ни один самец не подошёл. Хотя за кустами я слышал стук скрещенных рогов, хрипы самцов, топот ланок, хруст ломаемых веток. Я был один в лесу со своими фотоаппаратами и не решался подходить к зверям совсем уж близко. Несколько дней спустя я всё-таки немного освоил эту премудрость, подманивание оленя с помощью вабы. 

Европейского оленя манят звуком своего собственного голоса, подражая его крику и усиливая какими-либо резонаторами, например, ламповым стеклом, как я уже сказал, или просто приложив к краям рта ладони рупором. Однако стекло штука хрупкая, хотя звук усиливает хорошо.

У охотников Западной Европы, а именно там получил наибольшее развитие этот вид охоты, лучшим резонатором считается так называемая «гераклова труба». Делают её из полого стебля — гигантского борщевика Сосновского, который выращивают на силос скоту и который начал интенсивно расселяться вдоль больших автомобильных трасс. Срезать его надо в то время, когда уже полностью сформированы семенные зонтики, семена почти созрели, а стебель, так и хочется назвать его стволиком, начал одревесневать. Брать надо ту его часть, которая в диаметре была бы 5-6 см (лучше даже потолще), а длиной не менее полуметра. Имейте в виду, что сок этого растения ядовит и вызывает ожоги кожи, особенно под лучами солнца. После окончательного высушивания следует обработать наждачной некрупной бумагой поверхность и края трубки, и она готова к употреблению. Для большей водонепроницаемости трубку можно снаружи покрыть лаком. Неплохой резонатор получается из большого бычьего рога. Его внутренняя поверхность обрабатывается рашпилем или напильником как можно более тонко. Стачивая стенки рога изнутри, надо следить, чтобы не «пропилить» их насквозь. Однако наиболее доступна в изготовлении и применении именно «гераклова труба». 

Чтобы научиться воспроизводить голос ревущего оленя, надо иметь хотя бы записанный на диске или кассете, начинать тренироваться можно и дома, если разрешат домашние и соседи. Почему — узнаете, когда начнёте свои тренировки. Однако совершенствоваться надо всё-таки в лесу, потому что любые манки звучат там совсем не так, как в комнате.

 Рёв старого самца, которого я слышал в Беловежской Пуще, отлично показал мне всю красоту и таинственность этого действа. 
«А-а-ооо-у!» — раздаётся в глубине лесного квартала, и ты вздрагиваешь от неожиданности и первооткрывания этого таинственного лесного звука. «А-а-оо! А-уу-а!» — словно невмоготу этому громадному лесному зверю с развесистой короной рогов.
«А-а-а-а-о-о-о!!» — и словно взял себя за горло и терзается от того, что еще сильнее надо бы крикнуть о себе и пригрозить воображаемому сопернику.
И сразу — «а-оо-а-о!» — словно рвётся какая-то преграда в его груди и как из громадной бочки выходит голос зверя в лес. Я уже подошёл к нему настолько близко, что слышу и даже всем телом чувствую, как вибрируют его голосовые связки, как резонирует звук в его груди, словно она увеличилась до невероятных размеров и сделана из какого-то благородного металла.
«А-а-о-о-о!» — исторгает он на последнем дыхании, и голос его звучит, словно главная труба органа.
 А рядом другой, пришлый, наверное — «а-ао-о-о! ба-а-о-о! ох! ох! ох!» — показывает, что и он может соперничать с главным оленем в здешнем лесу.

Приставив ламповое стекло ко рту, я пытаюсь подражать рёву оленей, и этот второй олень начинает приближаться ко мне, ломая рогами кусты — я это слышу совершенно отчётливо. Дело принимает опасный оборот, и я стараюсь ретироваться, как можно тише шагая по осенней сухой траве и стараясь не наступать на сучки, чтобы олень, не дай Бог, не заподозрил во мне настоящего соперника и не пошёл в атаку.

Но ведь получилось! Думаю, что олень поверил, что перед ним молодой. Молодой ревёт чаще и голос его значительно мягче, а тоном повыше. Вероятно, у меня такой и получился.

Конечно, не только этот победный рёв, который олень издает рядом с соперником, предупреждает его о нападении. Нападая, он коротко взрёвывает — «ох! ох! ох!». Однако если у самца гарем, да ещё приличный, он особенно «не распространяется» об этом по всему лесу, потому что такой голос — это голос самца-обладателя, на который могут выйти и другие самцы. Тогда придётся доказывать своё право на гарем. 

Вот как звучит этот призыв. Послушайте.



Голос европейского оленя слышен довольно далеко, особенно в прохладную сырую погоду и в высокоствольном разреженном лесу. Однако надо иметь в виду, что ревущий бык не стоит неподвижно, а постоянно перемещается, хоть и на небольшое расстояние, то сбивая гарем в кучку, то отгоняя пришлых самцов, то просто поворачивая голову в разные стороны во время самой песни. Поэтому она может казаться то дальней, то ближней. Надо учиться определять расстояние до ревущего зверя, чтобы при подходе к нему во время охоты не спугнуть его раньше времени. Надо также помнить, что на вашем пути может стоять олень, который не ревёт, а только выжидает момента, чтобы подойти к гарему. Он-то и может пугануть того, к которому подходите вы, если услышит ваш подход. Сигнал опасности он подает особым взрёвыванием. 

В охотничьих магазинах, в том числе и в некоторых в нашей стране, можно купить комплект (фото справа), состоящий из диска с записью рева европейского оленя для обучения и «геракловой трубы», чаще всего пластмассовой — необходимое подспорье для того, кто решил самостоятельно освоить это занятие. Кроме того, продаются и видеофильмы с оленьими сюжетами. 

 

Думаю, что если вы все-таки научитесь подражать голосу ревущего оленя и даже подманивать его, то охотиться вам придётся в сопровождении егеря, который и надёжно подведёт вас к будущему трофею и подстрахует во время выстрела. Однако если же вы сами выманите зверя на выстрел и уложите его, то ценность такого трофея для вас возрастёт во много раз. 

Марал, изюбрь

Для подманивания «восточных» подвидов благородного оленя, марала и изюбря, а также северо-американского вапити, во время гона используются манки, действующие по особому принципу. Фактически ни один манок его не повторяет. Для того, чтобы манить марала, охотник должен сам изготовить дудку, трубу. В магазинах таких манков не найти, их надо делать самому. В Горном Алтае и Саянах применяют дудки, сделанные из цельного куска древесины кедра, а в Забайкалье и на Дальнем Востоке манную трубу делают также из берёсты. Принцип же действия таких манков один — воздух охотник не продувает через трубу, а втягивает в себя. 

Алтайская дудка маралья (по-алтайски — абыргы) делается из древесины кедра, и лучше, как говорят алтайцы, брать её от берегового, мелкослойного дерева. Древесина кедра очень легко поддается обработке и к тому же обладает неплохими резонансными свойствами, что для музыкального инструмента немаловажно, а манная труба собственно таковым и является. 

 

 

Для её изготовления надо взять болванку из просушенного кедра диаметром примерно 10 см, а длиной 80 см и расколоть её вдоль надвое. Прямослойная и без сучков заготовка раскалывается очень легко и правильно. Недаром бондари особенно охотно готовят клёпку из кедра для изготовления бочонков и кадушек. Конечно, болванку можно распилить и на дисковой пиле, но место склейки потом будет очень заметно. На плоскостях раскола надо нарисовать контуры внутренности будущей трубы (А) и выбрать её полукруглой стамеской, а если у вас имеется клюкарза, стамеска с кольцевым лезвием, то работа пойдет и быстрее и чище. Чтобы не ошибиться и не захватить лишнее, можно пользоваться шаблонами (Б), которые надо изготовить (В), пользуясь этим же рисунком. Все размеры даны в миллиметрах. В узком конце трубы надо сделать отверстие толщиной в спичку. Затем заготовка с выдолбленным и чисто обработанным нутром (больше мы туда не залезем), склеивается и начинается обработка с наружной стороны — сначала грубо топориком или большим ножом, а затем рубанком, постоянно проверяя размеры с помощью таких же шаблонов, но уже наружных. Окончательно обработайте поверхность трубы наждачной бумагой и покройте бесцветным лаком, лучше матовым. Можно также обработать трубу составом для вощения. В расплавленный воск (1 часть) медленно вливают скипидар (2 части), тщательно размешивают. Остывший состав наносят на поверхность тряпочкой, а затем располировывают. 

Можно поступить и иначе — начинать обработку болванки снаружи, не раскалывая. Постепенно сострагивайте лишнюю древесину, не доводя толщины болванки до конечной, определяемой шаблонами. Надо оставить «запас» древесины под чистовую обработку примерно в 1 см и только потом расколоть болванку. Раскалывать её надо с узкого конца и, конечно, по средней плоскости. Даже если раскол пойдет немного вкось, потом его будет нетрудно исправить. Напомню, что древесина кедра хорошо раскалывается по всем направлениям, но лучше — по радиальному.

Свою первую трубу я сделал без всяких шаблонов и начинал обработку именно снаружи, грубо отесав заготовку и только потом расколов её вдоль. После того, как заготовка была расколота, я начертил на расколе контуры той части, которая должна была быть выбрана изнутри, и постепенно это сделал. Так как я работал без шаблонов, на ощупь, проверяя толщину стенок, и боялся их слишком истончить, получились они у меня толстоваты. Еще не склеивая половинки трубы, я сострогал всё лишнее рубанком (он должен быть хорошо заточен). Наконец, обе легкие половинки, прямо-таки благоухающие свежим кедром, я аккуратно по расколу склеил клеем БФ-2 — шва не было видно совершенно. По расколотому месту древесина всегда склеивается значительно лучше, чем по распилу. Эту дудку я храню уже более полувека — первый опыт всё-таки! 

Алтайские охотники, мастера своего дела, доводят толщину стенок дудки почти до прозрачности без всяких лекал, на ощупь, а потом обтягивают её сырой кишкой марала, которая, высыхая, придает дудке особую прочность и предохраняет от размокания.

Чтобы извлечь из такой дудки голос ревущего марала, надо вставить её тонким концом в угол рта и втягивать в себя воздух, постепенно, как бы толчками, усиливая напор. Звук получается от того, что поверхности губ, к которым прикасается мундштук дудки, начинают вибрировать, а сама дудка резонирует и усиливает этот звук. Должен получиться очень чистый и мелодичный звук. Чем сильнее напор проходящего воздуха, тем выше тон звука. Поначалу получается всё с трудом, но со временем можно и научиться. Я тренировался, повторю, две недели и мне это стоило распухших до неприличности губ. Конечно, не слыша ни разу голоса поющего марала, научиться невозможно. Звук получится, но это не будет песня марала. Мне помогал мой наставник, Андрей Туймешев, который мог изобразить песню любого зверя, от молоденького торбока до могучего сыгына. С учителем вообще все дела получаются гораздо быстрее и лучше.

Песня марала состоит из нескольких звучных частей. Начинается она с низкой ноты, а затем постепенно повышается, причем не плавно, а как бы коленами. Заканчивается она иногда взвизгиванием, почти свистом. На сайте Алтайского заповедника мне удалось найти видео об этом заповеднике. В самом начале ролика есть кадры с подманиванием марала на трубу, которую я описал выше. Манит мой хороший знакомый, лесник Максим Иванович Анфёров. Кстати, ролик этот интересно посмотреть и целиком.
 

 

 

Многие наши охотничьи турфирмы широко практикуют охоты на трофейного марала во время гона. Это очень интересная охота, однако, физически трудна, поскольку охотятся на марала, как правило, не на равнине, а в горах, и переходы, бывают, довольно большие. В разгар гона, а это вторая половина сентября и начало октября, марал поёт лучше всего на зорях, но зачастую весь день. Своего первого зверя я добыл в первой половине дня в пасмурную тихую погоду. Это был громадный, одиночный бык, а рога его наверняка потянули бы на золото, никак не меньше. Это случилось больше пятидесяти лет тому назад, и тогда же я подарил эти рога одному своему знакомому.

Манная труба на изюбря делается, как я уже сказал, из берёсты. Для этого в первой половине июня, когда берёста хорошо отделяется от ствола, как говорят, сама падает, надо выбрать берёзу средней толщины с чистым, без сучков и повреждений стволом. Затем сделать на нём винтовой надрез с шириной полосы примерно 15 см и снять эту полосу длиной около 2 метров, которая, высыхая, скручивается внутренней стороной наружу в плотную спираль. Этому процессу надо помочь, чтобы спираль была поплотнее, а внутренний её конец был как можно тоньше. Если растянуть этот «свиток», получится конусообразная трубка длиной 70-80 см, а может быть и длиннее, смотря по тому, сколько вы срежете берёсты с дерева. Чтобы широкий конец не раскручивался, его надо закрепить специальным кольцом из берёсты с замком, каким скрепляются туески. В тонкий конец трубы вставляется плотно деревянный мундштук, чтобы этот конец не лохматился от влажных губ охотника — ведь именно этим местом и вызывается нужный звук. Такую берестяную трубу можно даже сложить для переноски, а когда понадобится, снова расправить. 

Берёсту перед изготовлением трубы надо с наружной, белой стороны тщательно очистить от мелких дефектов, наростов лишайников и т.д. Для того, чтобы берёста стала эластичнее, её можно выварить в обыкновенной воде в течение не более часа. Если варить дольше, то она становится похожей на толстую кожу. Звук с помощью этой трубы извлекается так же точно, как из алтайской — втягивая воздух в лёгкие. Голос изюбря похож на голос марала, но немного выше тоном. Однако можно манить и по-другому. Этот способ описан у А.А.Черкасова в его «Записках охотника Восточной Сибири». 

«Трубы бывают двух родов: одни называются просто трубами, а другие — горлянками. Вся разница их состоит в том, что в трубу охотник, приставив сжатые губы к малому отверстию, втягивает воздух в себя, а в горлянку сквозь то же отверстие вдувает в неё из себя. Хотя на горлянке и легче научиться трубить, чем на трубе, но зато звуки её не так сходны с голосом изюбра, как звуки последней. Кроме того, труба требует здоровой и сильной груди, а в горлянку может реветь и слабогрудый».

Видимо, именно горлянками пользуются американские охотники в этом видеосюжете. Тем не менее извлекаемые звуки очень похожи на голос нашего марала. 

 

 
 
 

Поиск

Статистика