На сайте круглосуточно и без выходных работает БИБЛИОТЕКА, где можно скачать интересные книги бесплатно, без SMS и регистрации. ЗАХОДИТЕ! И не забывайте нажимать на "соцкнопочки". Они справа!

Форма входа



ОПАСНОСТИ В ЛЕСУ




БОЛОТО. БУРЕЛОМ. ЛЕСНОЙ ПОЖАР. ГРОЗА И МОЛНИЯ. БУРАН.


Болота, буреломы

Равнинные места для неопытного путешественника могут быть и летом непреодолимыми из-за болот, бурелома и даже брошенных лесосек с не вывезенными гниющими деревьями. На севере я с такими сталкивался.  
Я писал в одном из предыдущих очерков, а что на топографических картах болота обозначаются как непроходимые, доступные для пешего и позволяющие проехать колесному транспорту. Деление это достаточно условно. Человек, знающий переход или просто умеющий отыскать его, пройдёт по самым гиблым местам, а неопытный завязнет, только ступив на закрайки.
Опаснее всего болото, образовавшееся в результате длительного заболачивании озер, стариц. Они зарастают мхами и другой болотной растительностью, в результате чего образуется всем известная сплавина. Она, чем дальше от берега, тем «моложе» и тоньше. Есть реальная опасность, что сплавина прорвётся под ногой идущего, а под ней — глубина, ил. Выбраться в одиночку очень трудно. Если, как говорится, приспичило идти по такому ненадёжному месту, чтобы, к примеру, достать сбитую утку, то надо взять в руки крепкий шест, а не надеяться на русское «авось, выдержит сплавина, авось, не провалюсь». Если всё же кто-то провалился, то подбираться к нему следует по нарубленным и накиданным крепким стволикам деревьев. Благо, их по закраинам болота всегда достаточно. Болота сплавинного типа можно определить по ясно выраженному берегу. Он всегда выше уровня болота. А если есть твёрдый берег, то лучше обойти болото по нему, затратив, может быть, и полдня на это, чем хлюпать по прогибающейся под тобой трясине. Это и тяжело, и утомительно, и опасно.

Болото, образовавшееся в результате заболачивания леса или какой-нибудь обширной низины, конечно, менее опасно. Однако, как пишет С.В. Обручев, «и в них можно провалиться очень глубоко». 
Каждый из тех, кто охотился на болотную или водоплавающую дичь, знает, что на болотах есть участки с высокими кочками. Иногда они человеку в пояс. Идти по таким местам сплошное мучение. Кажется, что переступать с кочки на кочку легче, чем пробираться по их лабиринту. Но это до того момента, пока не оступишься и не сверзишься в болотную жижу между кочками. Хорошо ещё, если не напорешься на какой-нибудь сук, скрытый осокой. Такие сучки очень крепки и остры. Пораниться можно в два счета.
И последнее. Если несколько человек переходят через болото, надо держаться следа впереди идущего, но ставить ногу не точно в след, а рядом, чтобы сильно не размесить тропу. Если есть возможность, надо заранее нарубить жердочек и подкладывать их на пути в ненадёжных местах. 

Если в лесу встретилась полоса бурелома, а в тайге такое не редкость, лучше найти обход. Никакие препятствия в природе не выматывают путника так сильно, как переход по буреломному лесу. Поэтому, если известно, что полоса бурелома широка, то надо поискать обход или хотя бы такое место, где эта полоса поуже. Если же вы решились переходить, то надо следовать двум основные правилам. Во-первых, не торопиться, а действовать осторожно и осмотрительно, а, во-вторых, не залезать на стволы упавших деревьев, а тем более не идти по ним. Даже самый умелый эквилибрист рано или поздно поскользнётся на гниющей коре и сорвётся. А что такое сорваться даже с метровой высоты на торчащие еловые сучья, читатель может представить себе сам. 

Лесной пожар

 В конце сентября 1959 года мне пришлось вместе с лесниками и геодезистами прокладывать границу между Алтайским заповедником и колхозными землями. И лето, и осень были очень сухими. Трава на косогорах пожухла и усохла. Мы опасались лесных пожаров, но к счастью их не было, а пожароопасный период вот-вот должен был закончиться. Мы со дня на день ждали дождей или снегопада. Заканчивая работу, мы в одну из последних ночей устроили ночлег на большой поляне. С одной стороны — скальный обрыв к Чулышману, а с другой — плотный кедрач. Расседлав и спутав коней, отпустили их пастись. Сами же (нас было человек десять) расположились около большого костра. Дров наготовили много — ночь обещала быть холодной и тихой. Но в горах нельзя расслабляться — неожиданно налетел ветер, шквал. Откуда он взялся — непонятно. Он ударил по костру, прибил пламя и бросил его в траву сухую метра за три. Она тут же вспыхнула, и огонь скачками рванулся к стенке кедрача! Вот тут-то и случился бы лесной пожар, если бы мы в это время спали. Огонь успели затушить, а выгорело метров десять за костром. К утру повалил снег и пожароопасный период кончился без всяких ЧП.

Лесной пожар, конечно, бедствие, и первая обязанность тех, кто его обнаружил, затушить очаг. Однако сделать это всегда трудно. Когда лесной пожар обнаружен, то, скорее всего, он уже идёт фронтом шириной от нескольких десятков метров (этот ещё можно потушить, прибивая огонь ветками лиственных деревьев) до километра и более. От такого надо уносить ноги, пока ещё не поздно. Если пожар низовой (горит только подсед, трава, наземные лишайники), если он движется медленно, то перейти через него на выгоревшую зону не составит труда. Идти, конечно, надо навстречу огню. В ветреную погоду низовой пожар движется довольно быстро, а пересекать полосу огня нужно, тоже не медля. При сильных порывах ветра пламя по сухой траве и ягельнику словно прыгает на несколько метров и может даже окружить человека. Такое приходилось видеть на тушении низового пожара в Печоро-Илычском заповеднике.  
Сильный ветер может раздуть низовой пожар в верховой, а это уже очень опасно для человека, который находится в непосредственной близости от него. Если низовой пожар можно перебежать, задержав на несколько секунд дыхание, то с верховым шутки плохи. Глубина его больше, дыма и пламени хоть отбавляй. Можно опалить легкие. Поэтому надо срочно уходить от него к открытым местам — большим полянам, болотам, берегу реки. Идти сквозь полосу верхового пожара бессмысленно даже в противогазе.
Я имел дело только с низовыми пожарами и принимал участие в их тушении раза три-четыре. Мне не совсем понятно, как можно попасть в зону действия лесного пожара, если запах дыма и гари, которые легко отличить от запаха простого костра, чувствуется задолго до возможной встречи с этим пожаром.
Другое дело палы в тростниках. Там при хорошем ветре огонь идёт с такой же и даже большей скоростью, обгоняя ветер. Тут, говорят, надо либо выбираться на твёрдый берег, либо лезть в воду. Не знаю, не испытал.

Сильная гроза 

Когда молнии бьют либо в землю, либо в воду, либо в деревья неподалеку, это производит очень сильное впечатление. Кажется, что следующий разряд ударит именно в тебя. Мне такое пришлось испытать на Телецком озере. Нас было двое на «Казанке». Мы шли вдоль левого берега метрах в двухстах от него, а до правого было километра два. Вдруг мы увидели, что слева, и впереди нас через береговой хребет стремительно переваливает грозовая гигантская туча. Решив, что успеем под ней проскочить, мы не изменили курса лодки, но просчитались. Не прошло и пары минут, как туча накрыла нас, и обрушился ливень, да такой, что не было видно, куда мы мчимся. Это бы ничего — на Телецком озере кроме береговых скал препятствий практически нет. Но началась гроза. Молнии били прямо в воду вокруг нас, но ни одна, к счастью, не ударила в нашу дюралевую лодку. До сих пор не пойму, как мы выскочили из этой грозы целые и невредимые, правда, мокрые до ниточки. 
Как избежать удара молнии? За советами надо обращаться к компетентным источникам. Оказалось, что найти более менее дельные советы, как вести себя в грозу, не так уж просто. Вот что, например, говорится об этом в энциклопедии «Русская охота» (М., 1998 г.).
«Различают прямое поражение разрядами атмосферного электричества — при нахождении охотника (и не только охотника — Д.Ж.) во время грозы на открытом пространстве; действие так называемых индукционных токов — при прохождении электрического разряда на расстоянии до 1 м от человека (например, сидящего у ствола дерева в момент удара молнии); поражение токами земли, возникающими в результате распространения электрического разряда по сырому грунту, участкам с мокрыми или поросшими лишайником склонами, скоплением влаги на корнях деревьев и т.п.

На охоте (и не только на охоте — Д.Ж.) при грозовой опасности следует занять по возможности сухое или мало намокающее место в 1,5-2 м от возвышающихся на 8-10 м и более отдельных деревьев, скал и пр. Среди деревьев наименее подвержены прямому попаданию молнии береза и клён, наиболее дуб и тополь (у них корень уходит в грунт вертикально и на значительную глубину — Д.Ж.). При грозе нельзя прятаться в оврагах, впадинах склона, нишах скал, находиться у входа или в дальнем конце пещеры. Безопасным является положение, когда расстояние между человеком и стенами грота составляет не менее 1 м. На открытой местности следует выбирать песчаные участки, каменистые осыпи; наиболее опасны водонасыщенные грунты и глинистые почвы. Нельзя располагаться в непосредственной близости от костра, так как столб горячего воздуха является хорошим проводников электричества. Выбрав место, нужно сесть, подтянув колени к груди и обхватив их руками. Для изоляции туловища и ног от поверхности земли (склона) можно использовать большой камень или обломок плиты, рюкзак или другие предметы снаряжения, предварительно завернув их в полиэтиленовую плёнку, чтобы они не намокли. Тело и одежду важно также сохранить сухими. Если среди снаряжения имеются металлические предметы (за исключением ружья с деревянным прикладом), то их следует собрать и сложить в 10-15 м от места размещения охотника». 
Конечно, не испытав на самом себе удара молнии несколько раз (вообще возможно ли такое!) трудно судить о правильности советов энциклопедии. Однако, следуя им, можно надеяться хоть как-то защитить себя от поражения молнией. Народная мудрость говорит: «Кто молнию увидел, того она уже не убьет!».
Уместно будет напомнить читателю вот еще о чём. До сего времени в глухих уголках нашей необъятной Родины многие считают, что поражённого молнией человека нужно как можно скорее закопать, засыпать сырой землёй. Нет ничего вреднее этого заблуждения. Пострадавшего, если он жив, следует побыстрее доставить в ближайший медпункт. Даже если внешне человек не подает признаков жизни, надо попытаться помочь ему, сделать искусственное дыхание «рот в рот» в сочетании с непрямым массажем сердца.

Буран

Это грозное явление природы в алтайских степях унесло не одну человеческую жизнь. Я уже писал, как однажды попал в такую снежную бурю, шел от села к селу восемь километров целых пять часов и очень сильно обморозился. Не буду повторяться, а лучше приведу очерк об алтайском буране из книги А.А. Черкасова «На Алтае».

«Беда, если вы попадете под буран, да еще мокрый, или буран на морозе. А почти весь Алтай может похвастаться своими ужасными и страшными буранами. Это не то, что на Руси называют метелью, — нет!.. Алтайский буран действительно опасен, и это — страшное явление суровой природы; это какой-то ад земли и неба, дружно сплотившийся в одну демоническую силу, которая с ужасным воем и рёвом ветра сыплет снег сверху, поднимает снизу и несёт, и кружит его в такой непроглядной массе, что нет никакой возможности увидать что-либо в каких-нибудь пяти или десяти шагах не только ночью, но даже и днём; это какая-то геенна жизни и смерти, пред которой часто нет спасения и все мужество человека бессильно. Этот снежный ад не только засыпает дорогу, но и заносит ваших лошадей и заметает экипаж до того, что всё остается под снежной пеленой и гибнет, как утлый челнок в пучине моря, но не захлебываясь в волнах разбушевавшейся стихии, а медленно коченея и застывая в такой ужасной среде мглы и холода. Тут о путешествующих пешком нет и речи — гибель их неизбежна. Это верные мерзляки, как говорят сибиряки; это Божьи свечи, как называют сердобольные старухи.

Конечно, многие из читателей придут к тому заключению, что все попавшие в пути под буран непременно гибнут и отправляются к праотцам, в мир теней!.. Нет, это было бы слишком жестоко и несправедливо со стороны неба. Нет, оно, посылая человеку такое страшное испытание, даёт ему и ту силу противодействия, которая заключается в разуме, соображении и находчивости... 
И действительно, по этому, данному Богом дару, даже в самые свирепые бураны многие не только едущие в экипажах, но и пешие путники, не желая знакомиться с новым миром духов, сохраняют свою жизнь различными способами. Так, напр., едущие в экипажах, видя невозможность подвигаться далее, тотчас останавливаются, выпрягают лошадей и, настёгивая их, отпускают на свободу; потом поднимают оглобли кверху и затем, уже, размявшись работой, залезают в экипажи — возки или повозки — и плотно закупориваются со всех сторон. Если же экипаж некрытый, напр. кошева или простые пошевни, путники выбирают лишние вещи, опрокидывают сани кверху полозьями, поднимают оглобли и забиваются под образовавшийся из экипажа шатёр. По большей части отпущенные на волю нарочно в хомутах лошади выбиваются по присущему им инстинкту, или, вернее, своему особому соображению, в жилые места и этим дают знать жителям, о случившейся беде. По большей части лошади убегают обратно в свои деревни; если же следующая станция или жилье ближе, а буран попутный, они бегут туда, и это ясно доказывает их соображение.
Сибиряки в таких случаях народ бывалый и практичный, они тотчас и сообразят, откуда и чьи лошади, и при первой возможности дают знать подлежащей власти; а она, собрав народ и лошадей, немедленно отправляется на розыски, — конечно, если это возможно, — и по поднятым оглоблям находят живых или мёртвых путников.

Бывали примеры, что спасающиеся таким образом люди сидели по три и по четыре дня под снегом; в 1870 годах ехала по вызову в Ридерский рудник акушерка, которая попала под страшный буран, просидела на возке четыре дня одна-одинешенька. Её нашли после продолжительного бурана живою. Питалась она пряниками, которые везла в гостинцы, и всё-таки была спасена розыскными партиями сметливых сибиряков. В таких случаях хуже всего сбиться с дороги и попасть куда-либо в сторону, а тем более на края оврага или крутые берега рек. Тут история плохая: несчастные путники улетают в такие снежные трущобы с лошадьми и повозками, что их не спасут никакие оглобли, и только всесильная весна откроет погибших. Вот почему в Сибири дороги те лошади, которые следят дорогу и, чувствуя, её под ногами, ни за что не собьются с пути. Бывают даже такие, которые, бегая на выносе, следят не только ногами, но и нюхают, как собаки... 

Тут кстати будет сказать, что в буранных местностях во время сильных буранов и в особенности ночью нередко звонят в церковные или набатные колокола мерными редкими ударами, чтоб заблудившиеся путники, слыша эти звуки, могли хоть сколько-нибудь ориентироваться и попадать на спасительное направление к жилому месту. Бывает, что на видных и известных пунктах зажигают смоляные бочки, которые тоже, как спасительные маяки, направляют несчастных путников. Но все это полезно только на недалёком расстоянии; однако и эта мера спасла уже многих людей, которые блудили в бураны около самых своих селений, а вместо ворот заезжали оглоблями в окна».



Сугроб после бурана в алтайской степи. 1958 год.



Поиск

Статистика