На сайте круглосуточно и без выходных работает БИБЛИОТЕКА, где можно скачать интересные книги бесплатно, без SMS и регистрации. ЗАХОДИТЕ! И не забывайте нажимать на "соцкнопочки". Они справа!

Форма входа



ПЕРЕПРАВА ВБРОД



ПЕРЕПРАВА ВБРОД ВЕРХОМ И ПЕШКОМ. ХАРАКТЕР И ГЛУБИНА БРОДА. ОТМЕЛЬ. КОСА. ПЕРЕКАТ.


Главная преграда для путешествующего — река. Малая или большая, но все же она — преграда. Хорошо, если есть какой никакой мост или мосточек, лодка или плотик. Если же их нет, рассчитывать можно только на себя или верхового коня, который преодолеет такой брод, где пешему будет, образно говоря, «не по ноге». Как же найти наиболее удобный брод, и неглубокий, и с небыстрым течением, и с твёрдым дном?

Во-первых, все хорошие броды знают местные жители. Если с вами нет проводника, имеет смысл порасспрашивать старожилов о местах, где можно переправиться через интересующую вас реку, и о характере бродов.
Во-вторых, практически каждая верховая тропа в горах или колёсная дорога на равнине, ведущие к реке, обязательно выходят на её берег в местах переправ. Поэтому можно смело довериться тропе или дороге — они обязательно выведут к нужному месту.

В-третьих, найдя место переправы, следует прежде всего понять, сможете ли вы переправиться через реку именно в этом месте. Вот несколько признаков, по которым следует оценивать брод. Чем шире брод, тем он мельче и тем меньше скорость течения. Глубина брода, если он обозначен на топокарте, указана для межени, то есть при среднем уровне воды. Если же брод на карту не нанесён или же просто у вас её нет, то определить его глубину сложнее. В первую очередь потому, что вода в горных реках и речках почти всегда очень прозрачна, дно просматривается от берега до берега, а глубина кажется небольшой. На равнинных реках все наоборот — вода мутная и дна не видно. Одним из признаков невысокого уровня воды в реке — заплёски. Так называют неширокую полоску песка или мелкой гальки вдоль уреза воды. В течение лета она то затапливается при кратковременных подъёмах воды после дождей, то вновь освобождается, когда вода спадает. Растительности на заплёсках никакой нет. Если заплёсок широк, то уровень воды в реке, можно считать, низкий, если же заплёска не видно, значит, вода поднялась. Остаётся только угадать, насколько она поднялась. Если вы уже не раз пользовались этим бродом, сделать это несложно.

Когда конь вошёл в воду, старайтесь править как можно реже, а то и полностью ему доверьтесь. Конь сам знает, куда ступить лучше и надёжнее. Мне неоднократно приходилось преодолевать броды и по ночам. Вот здесь-то вообще конём управлять нельзя. Ночью он особенно осторожен. Как он знает, куда надо идти в полной темноте, остаётся загадкой. 

Очень часто в моих поездках по кордонам Алтайского заповедника меня сопровождал Аргут, восточносибирская лайка, крупный и почти чисто белый кобель. Он переплывал реку почти что в любом месте. Пару раз его уносило в серьёзные пороги. Если переправа случалась ночью, я брал его в седло, и всегда осенью в холодное время. Стоило только похлопать по луке седла и скомандовать: «Аргут, в седло!» — как он запрыгивал на коня передо мной, а Чалка спокойно перевозил нас на другой берег.
Не очень опытного на бродах коня, особенно если брод глубокий, приходится направлять поводьями так, чтобы он шёл немного наискось и навстречу течению, иначе его может постепенно стащить с брода на глубокое место незаметное для него самого и всадника.

 Обычно на небыстром течении и на броду с некрупными камнями конь спокойно идет, даже когда вода начинает доставать до потника. Чтобы не набрать воды в сапоги, приходится задирать ноги на переднюю луку, а чтоб не свалиться, крепко держаться правой рукой (в левой — поводья) за заднюю. Вообще на бродах надо быть особенно внимательным и крепко держаться в седле. Каждый шаг коня непредсказуем. Ему приходится не только бороться с течением, но и буквально нащупывать копытом место между камней, чтобы надёжно поставить ногу и не сломать её. Но коли уж случилось, что вы вылетели из седла в воду, ни в коем случае не выпускайте поводьев из рук, держитесь из последних сил. Конь вытащит, если даже течение вас сбивает, и вы не можете укрепиться на ногах.











На многих бродах, которые в большую воду становятся непереходимыми, есть «дежурные» лодчонки. Их спокойно можно назвать душегубками, настолько они малы, валки и ненадёжны. Тем не менее, при большой воде они незаменимы. Возни на переправах, правда, при этом много. Надо расседлать и развьючить коней, переправить всю сбрую и поклажу на другой берег, разгрузиться, поднять лодку вдоль берега значительно выше переправы, потому что её снесёт сильным течением, и перебраться опять к коням. Потом надо снова переправляться, загнав сначала коней в воду, и, держа их за чумбур (длинный повод), грести через реку. Все это надо делать вдвоём — один гребёт, а другой держит чумбур в руке и следит за конями. Ни в коем случае нельзя привязывать чумбур к лодке — кони могут её запросто перевернуть и утопить.

Недалеко от кордона Чодро на Чулышмане есть переправа с лодкой. В этом месте раньше стоял построенный пограничниками мост, и была расчищена дорога. В то время граница с Тувой, суверенным государством, проходила по хребту Шап-Шал, восточной границе Алтайского заповедника, а по долине Чулышмана стояли пограничные заставы. 

 Так вот. Мост от старости рухнул, но дорога от него и к нему по обоим берегам реки сохранилась хорошо, и к тому же это был самый короткий путь к кордону. С неудобствами лодочной переправы приходилось мириться, хотя зачастую переправлялся я в одиночку. С послушным конём такое не в тягость. Надо только, как я уже сказал, переправить седло, другие вещи, а лотом уж перегонять коня, предварительно привязав к узде длинный чумбур с большой палкой на конце. Когда конь переплывет реку и выйдет на берег, то палка запутается в кустах или камнях и будет держать его до вашего прихода. Тут-то его и обротаешь.Однажды, чтобы не возиться с лодкой и не переседлывать коня, я рискнул переплыть реку, держась за его гриву. Однако, выходя из воды, поскользнулся на камнях и чуть не поломал ногу. Больше таких экспериментов я не проводил.

Конечно, перебрести реку верхом даже на глубоком и быстром течении заслуга не твоя, а твоего коня. Другое дело — брод пеший.

В русле любой реки, будь она широкой или нет, быстрой или с медленным течением, чередуются глубокие и мелкие места. Глубокие — это плёсы и омуты, а мелкие — косы, перекаты. Вброд, естественно, реку можно перейти только по мелким местам. Коса, как правило, пересекает русло наискосок (отсюда, вероятно, и слово коса) и видна хорошо. Она бывает как песчаной, так и галечниковой, каменистой. Песчаная коса — временная. Она образуется, когда спадает весенняя вода и перестает переносить песок с места на место. Песчаная коса, как, впрочем, и любая другая, видна достаточно хорошо. На ней вода рябит, а ниже и выше — спокойна. Выше косы мелкое место начинается на значительном расстоянии, а вот ниже по течению — сразу глубоко. По песчаной косе реку переходить плохо, ноги вязнут в песке. На галечниковой чувствуешь себя куда увереннее. Коса упирается только одним концом в берег, а около другого всегда приглубое место, в которое как бы и сливается вся река, подпруженная косой. Место это может быть нешироким, но достаточно глубоким, чтобы можно было преодолеть его вброд. К тому же берег в таких местах обычно крутой.

Лучше всего переходить реку по перекату. Это тоже как бы коса, но только постоянная и твёрдая, галечниковая. Как я уже сказал, чем речка шире, тем перекат мельче, а течение тише. Плотная мелкая галька на дне облегчает переход.

 Считается, что переходить речку вброд можно в тех случаях, когда скорость течения не превышает скорости быстро идущего человека, то есть 5-6 км в час, а глубина не выше пояса. Но это критические показатели. Большее под силу только крепкому и сильному мужчине. Горные речки перебродить ещё труднее, тем более что дно их сложено из крупных валунов.

Быструю речку без шестика переходить нельзя. Надо вырубить или выломать на берегу прочную сушину метра два длиной и обязательно очистить ее от сучков, чтобы они не цеплялись во время перехода за одежду и снаряжение. Ставить шест в реку надо выше себя. Если попытаться упереть шест в дно ниже по течению, поток может «переставить» его ещё ниже, человек потеряет равновесие, оступится и непременно окажется в воде.
Если в группе есть более слабые, надо переходить реку втроём, обхватив друг друга за плечи, а слабого поставить посередине. Более сильный становится выше по течению, принимая на себя напор воды.
На каменистых бродах обувь лучше не снимать, чтобы и ступать увереннее, и не повредить ноги.

 Можно уменьшить риск переправы, если перетащить через реку страховочный трос, верёвку (это надо поручить наиболее сильному и опытному), натянуть его и переходить остальным, держась за этот трос. Если натянуть его достаточно высоко, можно переправить по нему и вещи.

В холодное время года, весной или осенью, когда температура и воды и воздуха близка к нулю, рекомендуется перебродить речку, раздевшись полностью, не снимая, повторю, обуви. После перехода хорошенько надо вытереться, растереть тело докрасна, надеть сухое и продолжать свой путь быстрым шагом, чтобы ещё сильнее разогреться. Мне не приходилось попадать в такие ситуации, но вот что пишет известный профессиональный охотник, главный редактор журнала «Сафари» Александр Николаевич Хохлов в своей книге «Вершины охоты» об охоте на баранов на Таймыре.
«Быстро спускаемся с Доном вниз, и вот уже речка. Сверху она казалась поменьше и поспокойней, но сейчас видно, что ширина метров десять и глубина точно больше метра... Вода просто ледяная. Но Дон — настоящий охотник и, не задумываясь, начинает раздеваться. Остается только в одних трусах и куртке.
— Нет, дорогой, так не пойдет, — качаю головой. — Делай как я. Ведь нам не просто перейти нужно, нам ещё потом целый день ходить. И не в Сочи, а за Полярным кругом.
Раздеваемся догола, оставляем только рубашки. Стельки из ботинок вынимаем, носки снимаем и снова надеваем ботинки. Туго зашнуровываем — босиком лезть в реку по скользким и острым камням — гиблое дело. Течение очень сильное, и не дай Бог оступиться или поскользнуться. Сам искупаешься, всю одежду искупаешь, да и карабин утопишь...
Связываем одежду в узлы, подтягиваем повыше рубашки и вступаем в реку. Во многих местах по берегам лежат снег и лёд. Вода обжигает как огонь — надо двигаться быстрее. Чем глубже, тем стремительней течение, вода уже выше пояса. Иду, наклонившись, против течения, каждый раз ощупывая дно, прежде чем твердо поставить ногу. Дон просит дать руку, но обе заняты: в одной одежда, в другой — карабин, третьей руки просто нет. Поэтому, по возможности быстро ухожу от него вперёд. Вот и берег, складываю пожитки на землю, сверху карабин и обратно — что-то Дон застрял на середине.
— Давай руку, — стискиваю его ладонь, забираю вещи, и вместе благополучно выбираемся на берег.
Зубы у него стучат, и он сразу начинает натягивать одежду.
— Подожди, стряхни с тела воду, хотя бы просто ладонями, — старый способ — помогает (больше половины влаги с тела так можно убрать).

Одеваемся и обуваемся, предварительно растерев ноги, вроде ничего, не холодно. Сейчас марш-бросок вверх и совсем согреемся. Ботинки мокрые, но это ничего — подсохнут от ходьбы».



главная  содержание  наверх  дальше


Поиск

Статистика