На сайте круглосуточно и без выходных работает БИБЛИОТЕКА, где можно скачать интересные книги бесплатно, без SMS и регистрации. ЗАХОДИТЕ! И не забывайте нажимать на "соцкнопочки". Они справа!

Форма входа



ПОДМОСКОВНЫЕ ЗАРИСОВКИ


ВЕСЕННЯЯ ДОРОГА

Машину мы оставили в последней деревне. Дальше для нашей «Волги» пути нет. Впереди далёкий путь к глухариным токам. 
Давно не ремонтированная дорога с колеями, полными воды, совершенно разбита тракторами. По обеим её сторонам — поля замерли под глубоким ещё снегом. Лишь кое-где на высоких местах виднеются небольшие проталины. Пролётные птицы не находят себе корма ни в полях, ни в лесу. Все на дорогах, кормятся на дорожном мусоре.

Не боясь человека, деловито расхаживают грачи, поблескивая на солнце чёрно-синим пером.  

Сороки на юг не улетали, но вместе со всем птичьим коллективом снуют у дороги и на ней, суетливо перепрыгивают с одной стороны на другую. Они будто хвастаются чёрно-белыми нарядами, беспрестанно вздёргивают свой роскошный хвост и, не подпуская близко, с хохотом разлетаются по сторонам. 

По-весеннему нарядные чибисы, степенно семенят по краю колеи, залитой водой, и, как бы нехотя потянувшись, взлетают, легко подбрасывая маленькое тело широкими крыльями. 

В придорожных кустах расселись и весело зиньзикают жёлтенькие овсянки и, дружно вдруг вспорхнув, всей стайкой хлопотливо усаживаются на дороге.  

Серые скромные жаворонки, взлетев впереди нас, гоняются друг за дружкой.  

Пуночки! Они совершенно нас не боятся и, подпустив совсем близко, с мелодичными трелями отлетают в сторонку, садятся на снег и ждут, пока мы пройдём.  

А в сыром придорожном ельнике, где запутались клочки утреннего тумана, звенит призывная трель рябчика-петушка. 
Идём, сняв шапки. Пусть весеннее солнце печёт наши затылки!

Машинам по этой дороге уже не пройти, и редкие путники бредут по своим делам от деревни к деревне, полагаясь больше на свои ноги. Иногда попадается лошадь, которая, оскальзываясь, тянет сани, наверное, последние в этом году. 

Каждый встречный считает своим долгом сказать нам что-нибудь. Одни — приветливо и весело: «А глухари-то уже заиграли! Шагайте, шагайте, охотнички!» Другие — насмешливо или с ехидцей: «Ну, конец тетерям! Всё равно ничего не поймают!» 

Иной раз среди замечаний о больших рюкзаках и плохой дороге, о «метких» стрелках и «бедном» зайце вдруг скользнёт вопросительно-требовательное: «Не за волками ли, милые?» 

ЛЕС ВЕСНОЙ

Весной лес прозрачен и пронизан солнцем, цветом новой зелени и лёгкой дымкой, идущей от пробуждающейся земли. И мы забываем ненастные весенние дни и помним только солнце, сверкание луж и ручейков, неожиданно яркую белизну берёзовых стволов, которую мы не замечали ни летом, ни осенью, ни зимой. 


ВЫПЬ 

Жаркий полдень. Тёплый ветерок шумит листвой ив и приносит с реки запах тины, стоялой воды, рыбы. Я иду по берегу острова, вытаптывая бекасов. Самотоп, как презрительно говорят легашатники! Но у меня ведь собаки нет, и мне приходится гораздо труднее, чем им. Мне ведь никто не покажет, где сидит дичь.

B прибрежном небольшом кустике камыша шевельнулось что-то рыжее. Вероятно, показалось, думаю я, а может, это двинулся от ветерка увядший камышовый лист. Решил всё-таки проверить.  

Подошёл шагов на пять, дальше уже грязь и вода. Всматриваюсь, но ничего живого не вижу, хотя кустик прозрачен. Ещё один шаг, чавкнула грязь под ногой, и из этого самого прозрачного места, болтая ногами и головой, вымахнула выпь.  

Во замаскировалась!


ПОГОНЫШ

Удим окуней с лодки, ткнув её носом в прибрежные камыши. Рядом с нами свистит погоныш: «Сыть! Сыть!» Вдруг шорох. Я оглядываюсь и вижу его почти вплотную. Он идёт у самой воды аккуратно переставляя зеленоватые, словно тростинки, ноги, раздвигая клювом, головкой и туловищем траву, смешно подрагивая задранным коротеньким хвостиком. Его тёмная с пестринками спинка сливается с цветом почвы. 

Погоныш прошёл так близко, что его можно было бы накрыть подсачком, если бы не мешали камыши. 


ЛОСИ 

Вечереет. B Батайловском заливе оглушительно бьёт рыба. Около Мининских островов струйкой тянется дым костра. Там пастухи с лошадьми. Хорошо слышны голоса, разносящиеся над рекой. От тёмного Слободского бора им откликается отчётливое эхо. На островах заунывные вскрики чибисов, в небе частое чиканье бекасов.

Около пастухов громкий плеск воды, возбуждённые голоса. Я не обращаю внимания на этот шум — ведь каждый вечер перегоняют лошадей с берега на остров. Но шум и плеск не прекращаются, а наоборот приближаются к нам. И в это время крик: «Лоси! Лоси плывут!» Но я ничего не вижу. 

Да вот же они! Из-за куста показывается лопоухая и горбоносая голова лосихи. 3а ней плывёт лосёнок. Увязая в грязи, они выскочили на мелкое место и встали в зарослях тростника.  

Борис крикнул, и лоси, ломая тростник, с шумом разбрызгивая воду и грязь, легко вырвались на берег метрах в двадцати от нас и снова остановились, настороженно поводя большими ушами. Лосёнок стоял перед матерью, почти прижавшись к ней. Лоси как будто с любопытством смотрели нa нас, а потом легко зарысили к лесу. И в сумерках долго было видно, как мелькают светлые ноги бегущих лосей. Их туловища словно растворились в кустах и деревьях. 

Прошёл рейсовый теплоход «Каманин», в берег ударила поднятая им волна, в тёмном небе совсем по-человечески крикнула цапля: «А!» Плеснула как-то рыбина, и в наступившей темноте почти рядом со мной невидимый нахально викнул чирок. 


ЛАСТОЧКА

Ласточка защебетала перед чердачным окошком, затрепетала на одном месте, опустив вилочку хвоста. Оранжевая грудка — словно фонарик, которым она освещает себе путь в полумраке чердака.


ДЕРЕВНЯ НОЧЬЮ

Уже ночь, и только на западе небо светлее, чем в высоте. Лодка движется по чёрной, словно нефть, воде. Тихо поскрипывают уключины, плещет вода под веслом. На берегу угольно-чёрные силуэты домов и деревьев. 

B избе зажёгся огонёк и упал в воду, подпрыгивая на волне, поднятой веслом. Там, в темноте, какие-то разговоры, играет гармоника, вспыхивают огоньки папирос.  


ОСЕННИЙ ЛЕС

Осенью лес не прозрачный, а пустой. Именно пустой потому, что из него ушло кипение летней жизни — щебетанье птиц, лепет осиновых листьев и шуршание разнотравья. По осеннему лесу идёшь, словно по квартире, в которой долго жил и собрался уехать насовсем. И ходишь бесцельно по комнатам, прощаясь с ними, и шаги гулко отдаются в пустых стенах, а на полу, как листья в осеннем лесу, лежат выброшенные, ненужные уже бумажки, тряпочки и всякий мусор. 

Лес осенний всегда поэтому мне кажется именно пустым, опустевшим. Редкий перезвон синичьей стайки только подчёркивает эту пустоту. Так же неожиданный звонок ещё не отключённого телефона напоминает, что квартира пуста и этот звонок последний.


главная     содержание     наверх     дальше


Поиск

Статистика