На сайте круглосуточно и без выходных работает БИБЛИОТЕКА, где можно скачать интересные книги бесплатно, без SMS и регистрации. ЗАХОДИТЕ! И не забывайте нажимать на "соцкнопочки". Они справа!

Форма входа



ВЕРХОМ ПО ГОРАМ

 

 

Дело происходило в Алтайском заповеднике, где я тогда работал начальником Чулышманского отдела. Спуск к кордону Чодро был длинным и крутым. Февральское солнце растопило сверху снег, к ночи он замёрз, и серпантин конной тропы обледенел. Солнце уже село, а нам с Чалкой, моим верным конём, оставалось ещё километра полтора спуска да два по долине до дома. Чалого я вёл в поводу, потому что в седле, конечно же, не усидел бы, да и мой конь (ат — здесь и далее подчеркнутое слово означает перевод на алтайский язык) уже устал после дневного перехода по почти нетореной зимней горной тропе.

Оступаясь, оскальзываясь и порой падая, мы крутили по извивам тропы, а она всё не кончалась. Иногда мы вместе с конем скользили мимо неё по склону, а когда останавливались, я оказывался у Чалого между ног. Повод не давал мне укатиться дальше, а Чалый, вздыхая и пуская на меня пену с удил, терпеливо ждал, когда я подтянусь на поводе и выползу на тропу. Арчимаки (арчымак), перемётные сумы, постоянно съезжали ему почти на шею, но конь мой терпел.

В долину мы спустились, когда уже совсем стемнело. Мы были совершенно мокрые и от сырого снега снаружи, и от пота — изнутри. Поправив арчимаки и подтянув подпруги, я навалился руками и головой на седло, чтобы хоть немного отдохнуть. Сил не было совершенно. Ноги дрожали и подкашивались. И вдруг я почувствовал, как Чалка дёргает меня зубами за рукав куртки, словно старается сказать: «Давай, хозяин, держись! Давай вперёд! До дома-то — всего ничего!».

Я забрался в седло. Чалый быстро запереступал по ровной дороге, и минут через двадцать мы были дома.

Начав работать начальником Чулышманского отдела Алтайского заповедника, я впервые в жизни сел в седло и не вылезал из него почти год. По горным верховым, а часто и по звериным тропам, по бурным чулышманским перекатам и струящимся осыпям-курумам с катящимися камнями, болотистой высокогорной тайгой между пихт, елей и кедров, по-над полукилометровыми обрывами, во все времена года, шагом, рысью и галопом я, как недавно подсчитал, проехал на своём верном Чалом около двух тысяч километров,.

Мне очень повезло с конём. Дело в том, что для верховой езды по горам подходит далеко не всякий. Кстати, алтайцы никогда не говорят «лошадь» — только «конь». Помимо того, что он должен быть выносливым и неприхотливым, он «не имеет права» пугаться и шарахаться. Конь должен быть послушным, легко идти на зов и давать седлать себя без проблем. Однако, самое главное, на мой взгляд, езда на нём должна быть неутомительной, особенно для начинающего. Когда я первый раз взобрался в седло и конь (не Чалка!) пошёл рысью, мне стало ясно, что долго я такой езды не выдержу. Ход у того коня был настолько тряским, что на каждом шагу мои легкие и сердце словно отрывались от тех мест, к которым прикреплены, и проваливались в живот! Однако других коней не было, и я терпел эту муку два дня. На третий меня пересадили на Чалого, и тогда я понял, что такое настоящая езда. Этот удивительный аллюр, когда ты сидишь на коне, словно в мягком кресле, называют переступью. Много лет спустя я нашёл описание такого аллюра в «Записках охотника Восточной Сибири» А.А.Черкасова в главе «Промышлёный конь».

Мой Чалка словно семенил, но не мелкими, а обычными и даже крупными шагами. Происходило это настолько быстро, что тело моё не успевало подняться над седлом. «Седалище» совершенно не отрывалось от него. Потом мне приходилось ездить на настоящем иноходце. Разница, конечно, есть. Иноходец (дьорго) идёт гораздо быстрее коня не только с обычной рысью, но и с переступью и обгоняет его, если даже тот переходит на галоп. Шаг иноходца становится только шире и чаще, но практически он никогда не сбивается на скачкИ. Всадник поэтому всегда в одном положении. Ему не надо вставать на стременах, когда конь переходит на рысь (дьелиш) или на галоп (сыр ман). Правда, алтайские кони обладают еще одним аллюром (вероятно, не только алтайские), который в шутку там называют «трухнёй». Это нечто среднее между обычным шагом и рысью — рысца (дылек). Однако усидеть на таком коне может только настоящий алтаец, да и то в седле кустарной алтайской работы (ээр).

 

 

 


 

       главная    содержание    наверх    дальше


Поиск

Статистика