На сайте круглосуточно и без выходных работает БИБЛИОТЕКА, где можно скачать интересные книги бесплатно, без SMS и регистрации. ЗАХОДИТЕ! И не забывайте нажимать на "соцкнопочки". Они справа!

Форма входа



ВОЛК, ЛИСИЦА


Лисица

Одна из самых эмоциональных охот с манком — это, на мой взгляд, охота на мышкующую лисицу. Надо иметь большое терпение, пока сидишь в своём укрытии, дожидаясь подхода зверя, и чем дольше ждёшь, тем сильнее повышается, как теперь говорят, уровень адреналина в крови!


Впервые мне удалось так охотиться и даже добыть зверя в самом начале моей трудовой деятельности. Работал я тогда охотоведом в Алтайской госохотинспекции. Во время одной из командировок по районам края я попал в Троицкий район. Прекрасные места — огромные поля и луга, но уже не степь, пересечённые небольшими и неглубокими овражками, заснеженные просторы с редкими берёзовыми колками. По полям — оставленные и ещё не вывезенные скирды соломы. Рай для лисиц, которых тогда в тех местах было много. С одного места я насчитывал до четырёх мышкующих зверей. В основном возле скирд соломы. Это и понятно, потому что именно там было наибольшее количество грызунов. Шла вторая половина января, и лисы жировали почти везде около таких скирд. Местный охотник, у которого я остановился, предложил мне попытать счастья на лису с подманкой, как он выразился. Поскольку опыта в такой охоте у меня не было совершенно, он рассказал мне, как всё это делается. Охотился он без манка и подманивал лисицу просто губами, втягивая воздух и попискивая, словно мышка, когда громче, когда потише. Он владел этим искусством в совершенстве. На первый взгляд ничего особенного в этом и не было — просто надо сложить губы трубочкой и сильно втягивать воздух. Дырочку для прохода воздуха надо оставлять как можно более маленькой, чтобы только иголочка прошла. Получается звук, чрезвычайно похожий на писк мыши. Научиться этому оказалось не так уж и сложно — по ночам в избе мыши пищали вовсю. Только подражай им! 

Наутро я пошёл один в сторону, куда мне указал мой наставник. Он сказал, что там есть скирда, около которой всегда мышкуют лисы, и чтобы я шёл к ней по небольшому овражку, не поднимаясь на обрыв, а только иногда выглядывая из-за его кромки, чтобы ненароком не спугнуть мышкующую лисицу. Конечно, я был на лыжах и в маскхалате с капюшоном. Ружье — «новотный» 16 калибра, а дробь — №0. Не доходя до скирды с полкилометра, я вдруг увидел, как из-за неё вышла лисица и остановилась, выслушивая мышей. Солнце было за моей спиной, и она прямо светилась красным кумачовым флажком на фоне сугроба возле скирды. Меня лиса не видела, но тишина стояла такая, что я боялся шевельнуться, думая, что даже с такого расстояния она может услышать скрип снега под моими лыжами-голицами, и замер, почти не дыша. Подойти-то к скирде можно было, и достаточно близко, чтобы начать манить лису, метров на 300. Пока я рассуждал и планировал, как же мне поступить, лиса вдруг насторожилась и быстро пошла вдоль скирды и зашла за неё. Видно, услышала какую-то полёвку на другой стороне. 

Тогда я немного спустился по склону оврага и, пригибаясь, хотя в этом не было необходимости, пошёл к скирде по овражку, наметив предварительно место, где мне следовало остановиться. Это был реденький кустик сухой полыни. Дошёл до этого места и осторожно выглянул. Однако лисицы возле скирды не было. Видно, она мышковала ещё на той стороне. И тут она снова медленно-медленно вышла из-за скирды по своему же следу. Она прислушивалась к тому, что творится возле неё под снегом, и не смотрела в мою сторону. Чуть приподнявшись над краем обрыва так, чтобы лиса могла увидеть, если посмотрит, только макушку моего капюшона, а глаза мои были под ним в тени, я наблюдал за лисой. До неё было метров 250, может, чуть больше. Набравшись смелости (первый раз всё-таки!) я пикнул губами, как мышка — пик-пик! пик! Лиса мгновенно повернула голову в мою сторону! Удача! Всё случилось так, как говорил мой учитель: «Услышит она тебя обязательно, но только после этого больше не мани. Она всё равно засекла направление». Как только лиса отвлеклась на писк полёвки в скирде, я сразу же опустился на колени, спрятавшись за кромкой оврага, за снежным надувом и стал ждать. Я предполагал, что лиса подойдет (если подойдёт вообще!) к моей засидке минут через двадцать, но не прошло, наверняка, и десятка минут, как я услышал над собой шорох. Я понял, что это лиса! Что делать!? Шорох прекратился. Видимо лиса остановилась и изучает обстоятельства! Я понимал, что от меня до неё не больше десятка метров и решил резко встать и стрелять. Всё равно дальше тридцати шагов она отбежать не успеет, а там дробь догонит! 

Когда я вскочил, то увидел её всего в пяти метрах, увидел, когда она уже сделала первый прыжок. Она рванула от меня вся в снежной пыли. Но времени на вскидку и прицеливание было более чем достаточно. Она пропахала небольшую бороздку после выстрела всего в двух десятках шагов от меня. 

Потом по следам я выяснил, что она пошла на мой писк, как по ниточке. И никаких ведь особых ориентиров не было — всего-то две былочки полыни на краю оврага. Это был мой первый опыт, но самый удачный и потому запомнившийся до деталей.

Для охоты на лисицу можно пользоваться манками, имитирующими писк мыши и крик раненого зайца. Они продаются в наших магазинах, и научиться ими пользоваться очень несложно. А.В.Уваров пишет, что предпочтительнее манки с мышиным писком. Ведь мышевидные грызуны — основная добыча лисы в зимнее время и с ними знакомы звери всех возрастов. На крик раненого зайца реагируют разве что только опытные, старые звери, которым знакома эта добыча. 

Манок, имитирующий писк мыши можно изготовить и самому. Как это сделать, читаем у А.В.Уварова в его книжке «Охота на лисицу с манком», которая, на мой взгляд, является лучшим руководством по этой охоте. «Охотник-практик А.В.Ублинский рекомендует тип манка, отличающийся большой простотой и потому заслуживающий особого внимания. Устройство это таково: из твёрдого дерева (лучше из клёна) вырезают две пластинки формы, показанной на чертеже (А), длиной 5 см, шириной 1 см и толщиной 0,5 см и пригоняют так, чтобы при наложении одной на другую, они плотно соприкасались, совпадая формой. На середине каждой из пластинок, с одной стороны, поперёк, прорезают ложбинки шириной в 3 мм и глубиной 0,5 мм (можно и чуть побольше. — Д.Ж.), с таким расчётом, чтобы при соединении пластинок ложбинки совпадали. В одной из пластинок, как видно на чертеже (Б), просверливают два отверстия. Далее из тонкой резины (не более 0,3 мм) вырезают полоску шириной в 2 мм, одним концом вставляют в одно из отверстий (со стороны прорезанной ложбинки) и зажимают деревянным клинышком, а другой конец продевают во второе отверстие и натягивают, чем сильнее натянешь, тем тоньше будет звук. Обе пластинки складывают, в перешейках крепко связывают ниткой и манок готов. Если подуть в отверстие между пластинками, образуемое ложбинками, то манок издает звук, очень похожий на писк мыши».

Настроить манок с резинкой не так уж и просто, как я убедился на собственном опыте. Надо, во-первых, подобрать резинку оптимальной толщины (напальчник не подходит — слишком тонок) и соответственно натянуть, чтобы звук был естественным. Я скреплял пластинки не с помощью нитки, а полиэтиленовой изоляционной лентой с одной стороны, а с другой — тугим резиновым кольцом. При этом способе регулировать натяжение звучащей резинки несравненно легче — достаточно немного разжать пластинки, чтобы натянуть резинку сильнее или наоборот, ослабить натяжение.

Очень хороший звук голоса полёвки можно получить с помощью стеклянной пробирки со спиртом, закупоренной затычкой из натуральной пробки. Откупорив пробирку, слегка смочите пробку спиртом и проведите ею резко вдоль пробирки. Скрип пробки по стеклу очень похож на писк полёвки или мыши. Способ этот предложил покойный профессор Е.П.Спангенберг. Но кто сейчас будет таскать в кармане пробирочку со спиртом, которую можно ненароком разбить! 

Иного типа манок воспроизводит крик зайца. Он сделан из дерева и состоит из двух частей, плотно насаживаемых или навинчиваемых одна на другую. Собственно, все подобные манки фабричного производства повторяют эту конструкцию. Рисунок А изображает манок в собранном виде; Б — в продольном разрезе; В — внутреннюю деревянную часть манка. Как видно на рисунке, эта часть представляет собой закрытую трубку, срезанную на половине длины гладким продольным срезом. Срез этот прикрывается двумя металлическими пластинками (Г и Д), прикрепляемыми тонкой медной проволокой, обмотанной ниткой. Когда дуют в мундштук, находящийся в тонкой части манка, то воздух прорывается в трубку, приподнимая медную пластинку. Последняя сильно вибрирует, отчего и происходят звуки, напоминающие крик раненого зайца. 

Смоленский охотовед А.Поваренков советует, как надо пользоваться фабричным пластмассовым манком, имитирующим крик раненого зайца. «Охота» с «заячьим» манком бывает довольно добычлива, но она не очень известна среди охотников. А жаль. Манок, имитирующий крик раненого зайца, знаком, наверное, многим охотникам — пластмассовый корпус, металлический язычок, капроновое кольцо. Видели его многие, но вот как им пользоваться? Для того чтобы правильно воспроизводить крик раненого зайца, необходимо проделать следующие манипуляции с манком. Большой и указательный пальцы правой руки должны ложиться на корпус манка с боков по линии соединения пластмассовых половинок. Во время подачи сигнала эти пальцы не должны отрываться от корпуса манка. Концы манка во рту с небольшим усилием сжимаются зубами, и со средним усилием нужно дуть в манок, поочерёдно разжимая и сжимая кулак. Научитесь точной подаче имитирующего крик раненого зайца — «уэ». Этот звук создается так: «у» — при закрытом кулаке, «э» — при открытом, причем «у» длинное по звучанию, а «э» — короче. Крик раненого зайца состоит из 3-5 повторяющихся звуков «уэ», затихающих к концу». 

Послушайте крик зайца, которым манят лисицу. 





В заключение хочу привести краткие правила охоты на лисицу с манком из книги А.В.Уварова — более кратко, чётко сказать трудно. Он ведь настоящий знаток! 

1. Охотник всемерно скрывает свое присутствие. Если лиса его заметила, манить ни в коем случае не следует. 
2. Для успешного подхода к лисице и маскировки необходимы белый халат или балахон и полевой бинокль.
3. Охотник должен идти против ветра; самое большее, что допускается — идти под углом к ветру.
4. Наилучшая погода для охоты: ясное или полуясное небо, открытый горизонт, небольшой ветер, мороз не свыше 15 градусов.
5. Местом для засады служат все укромные уголки: промоины, круглые уступы оврагов и лощин, межевые ямы, кочкарные болотца, остожья и пр., откуда можно следить за подходом лисицы, оставаясь для неё невидимым.
6. Охотник должен быть скрыт настолько, чтобы над поверхностью снега виднелся лишь белый капюшон.
7. По меньшей мере, на 100 шагов перед засадой площадь должна быть ровной, открытой для обстрела.
8. Наилучшее расстояние для манки от 320-420 метров.
9. Начинать с негромкого писка, два, три раза с паузой: «пик, пик... пик». Если лисица не заслышала, повторить громче.
10. Как только лисица тронулась на писк, манка прекращается.
11. С приближением зверя охотник должен быть недвижим.
12. Ружьё поднимать осторожным, отнюдь не порывистым движением и непременно на ходу зверя.
13. После промаха или ранения необходимо оставаться на месте и не выдавать своего присутствия, пока лисица не скроется из виду.

Интересное видео из Швеции - охота с манком (крик зайца). Обратите внимание с какой скоростью мчится лисица на звук манка!

В «Настольной книге охотника-спортсмена» есть такой совет для охотников на лисицу. «В Тульской области, в районах, прилегающих к Оке, употребляют ещё один интересный способ подманивания лисиц. Заключается он в следующем: охотник идёт по берегу реки или прилегающего к лугам оврага; увидев мышкующую лисицу, он прячется за берег и проходит там немного вперёд. Делается это потому, что лисица, даже с большого расстояния, обязательно заметит место, где кто-то спустился под берег, и будет этого места остерегаться. Под прикрытием какого-нибудь кустика, скрывающего выставленную из-под берега голову, охотник начинает манить лисицу писком мыши. Увидев, что лисица повернулась в его сторону, он бросает из-под берега чёрный шарик, скатанный из овечьей шерсти размером с небольшой лимон, чтобы не было видно руки. Таких шариков у охотника бывает с собой штуки три. К шарикам привязывается тонкая белая нитка длиной 5—8 м. За эту нитку охотник тянет шарик к себе. Получается подобие бегущей мыши. Лисица, увидев шарик метров за двести-двести пятьдесят, помчится к этому месту и попадёт под верный выстрел. Интересно отметить, что брошенный таким образом чёрный резиновый мяч не производит на лисицу никакого впечатления. Очевидно, здесь дело заключается в том, что шерстяной шарик падает на снег бесшумно». 

Волк 

Впервые вой взрослого волка, самца, я услышал еще мальчишкой... в Московском зоопарке. Тогда я состоял в Кружке юных биологов зоопарка (КЮБЗ). Группа волков жила на Острове зверей на новой территории. Казалось бы, ничего особенного — воет волк и воет. Но было в этом вое что-то такое, что запомнилось на всю жизнь. Причём даже хор крупных хищников (львов, тигров, пантер), рыкающих перед кормлением во всю силу и сразу все вместе, от которого сотрясались не только мои внутренности, но, казалось, и решётки клеток, не производил такого впечатления, как заунывный, с дикой тоской вой взрослого волка. 
В 70-х годах, когда я жил на Печоре, волки зимой подходили к самым домам заповедницкого посёлка (мой был вторым с краю) и голосили на заснеженном льду реки, словно выманивая лающих собак из-за заборов. Двоих, слишком смелых, а, может, просто неопытных, они убили около прорубей, где жители брали воду.

Однако настоящего воя волчьей стаи, голосов прибылых, переярков и матерых мне, к великому сожалению, слышать не довелось. Поэтому приведу цитаты из книги «Волк» одного из старейших наших учёных охотоведов, доктора наук, лучшего на знатока волка в нашей стране, Михаила Павловича Павлова. Конечно, описания подвывки, вабления волков можно найти во многих охотничьих изданиях (я ничуть не умаляю заслуг, например, Н.А.Зворыкина), но книга М.П.Павлова — это результат многолетних собственных наблюдений, материал, как говорится, из первых рук, а тираж этой монографии очень невелик, даже считая второе издание. 

«С середины июля, иногда немного позднее, в жизни волчьей семьи наступает период усиления активности всех её членов, период, которого всегда ждёт охотник-волчатник лесной полосы: волчья семья начинает более или менее регулярно выть по утренним и вечерним зорям, причём как на логове, так и в районах охоты. Звери чаще начинают отзываться охотнику-вабильщику и на другие похожие звуки волчьего завывания. 

В хорошую погоду мощный заунывный волчий вой, напоминающий гудение множества проводов в морозный день и завывание ветра в трубе, а иногда более похожий на отдалённую разноголосую песню весёлой деревенской компании, слышен за несколько километров. Члены волчьей семьи воют по-разному. Волк-отец баритоном или басом с грозным ворчливым рокотом или гнусаво на одной ноте больше тянет «о-о-о». В голосе волчицы слышится то умеренно высокое, то низкое и заунывно-тоскливое «у-у-у». Волчата скулят, визжат, взлаивают и, чем взрослее, тем всё более подвывают на разные голоса. Однако и в голосе каждого взрослого волка имеются свои индивидуальные особенности. 

Волчий вой, как метко заметил Н.А.Зворыкин, — откровение охотнику. В самом деле, кажется странным, что такие осторожные звери, так тщательно укрывающие выводок, вдруг оглашают окрестности о месте своего нахождения. В чём причина такого, казалось бы, нецелесообразного поведения волков, почему сохраняют они привычку выть на логове, несмотря на многовековое преследование человеком? 

Причину этого следует искать, очевидно, в потребности зверей круглогодично жить сообща, семьёй, в необходимости постоянно общаться с её членами, т.е. в необходимости взаимопомощи. Тот факт, что волки начинают выть на логове с июля, следует рассматривать в пользу такого суждения... 

В составе нормальной волчьей семьи имеются особи прошлогоднего помёта — переярки... В выращивании нового поколения переярки играют немаловажную роль... Установлено, что их добычей пользуются и матерые звери. В результате переярки как бы «заготовляют» мясо семье, чем и оказывают своего рода помощь родителям в воспитании прибылых волчат. Следовательно, вой волчьей семьи на логове — это, образно говоря, перекличка её с переярками. Справившись голосом о местонахождении переярков, волк с волчицей либо сообща, либо поодиночке часто отправляются в их сторону на проверку, не добыли ли они чего... 
Переярки в июле-августе и сами то и дело затевают «концерты», воя нередко поблизости от добычи, и таким образом вроде бы «приглашают» родителей на обед».

А вот описание самого процесса вабы. «С заходом солнца охотники, придерживаясь дорог, оцепили лес, где, как предполагалось, всё ещё должны укрываться волчата. Вабить взялся распорядитель этой охоты, известный в те годы вятский волчатник Михаил Кинчин, о котором среди местных охотников ходила молва, что-де, мол, его вабе «завидуют» и самые голосистые волки. По указанию распорядителя участники облавы встали по разным местам на подслух выводка. 

В лесу всё стихло, из ельника на поляны поползла темь, напряжение усилил взревевший на падали медведь. И тогда с пригорка у пересечения дорог послышался могуче тоскующий вой матерого волка: короткое, в 3-4 секунды, первое басисто-грозное колено, перемолчка на вздох, затем чуть более протяжный вой, но такой, какой возможен лишь от безысходного горя, от неуёмной глухой тоски, и потом плавный переход в короткое, как и вначале, стонущее последнее колено. Будучи впервые на летней облаве, я был потрясён. Этот вой был не голосом, а скорее душой, это было старание разжалобить всё живое, искусство и мастерство опытного вабильщика, использовавшего для вабы обычное семилинейное ламповое стекло. 

Ещё концовка воя вибрировала в стекле, как в ответ на него в глубине леса заливисто, все разом «запели» волчата. Вначале протяжно, с надрывом завыла с ними обманувшаяся волчица, но, как бы спохватившись, быстро умолкла, а затем набросилась на голосивших волчат. С дороги было отчетливо слышно, как она, рыча и лязгая зубами, заставляла щенков замолчать. Прошло всего 2 минуты, и снова все стихло. Волки не показывались. «Значит, сытые, крутятся возле падали; с волчицей находятся 5 волчат, а сам волк, видимо, уже отправился на охоту», — быстро определил Кинчин... 

Главное, что нужно для распространения облавных охот, — это научить способных охотников (обладающих хорошим слухом) умению правильно вабить (выть) по-волчьи. Хороший вабильщик — это такой вабильщик, на вабу которого волки не только отзываются, но и идут. Добиться этого можно систематической тренировкой, для которой будут полезны соответствующие советы опытного специалиста». 

Добавлю от себя, что существуют записи вабы известных волчатников. Первые были сделаны много лет назад на фирме «Мелодия». Такие записи могут сыграть неоценимую роль в обучении вабильщика и оттачивании его мастерства. Великолепная подборка волчьих голосов есть на этом сайте. Вот как звучит далёкая волчья стая. 


К сожалению, несмотря на то, что численность волка в нашей стране постоянно увеличивается и во многих областях он уже начинает наносить определённый урон скотоводству, летние облавные охоты ещё не получили должного распространения. Причиной этому то, что опытные вабильщики, знатоки своего дела, либо уже отошли в мир иной, либо находятся на склоне лет. Сама же эта охота кроме пользы, приносимой крестьянину, может дать охотнику лишь ощущение настоящей древней русской охоты и соответствующие эмоции. К сожалению, материально она сегодня не оправдывает затрат. Надо ещё добавить — на эту охоту можно брать только тех, кто умеет охотиться в коллективе и подчиняться командам распорядителя.



главная     содержание     наверх     дальше   


Поиск

Статистика